Красноярский край

Мусор на вес золота

1889
14 июля 2015 г.
Жилищное хозяйство

Каждый год Красноярск и  его жители производят около 400 тысяч тонн твердых бытовых отходов. Для их вывоза требуется примерно 27568 КамАЗов. Если выстроить грузовики в одну колонну, она протянется аж до  Балахты.

При этом в переработку уходит всего лишь треть отходов жизнедеятельности красноярцев, остальное можно только отправить на полигон для захоронения: грубо говоря, закопать в яму и засыпать. Между тем компании, которые занимаются сортировкой и переработкой отходов, категорически отказываются называть их мусором. Для них это — ценное сырье. В переработку может идти многое: пластик, стекло, бумага, жестяные банки, но главная проблема, говорят предприниматели, — обеспечить свое производство сырьем, для этого необходимо наладить раздельный сбор мусора.

С 2017 года в России вступает в силу федеральный запрет на захоронение непереработанных твердых бытовых отходов (ТБО), вывозить на полигоны можно будет только пищевые отходы, а все остальное необходимо использовать как вторсырье. Краевой закон о запрете захоронения без сортировки уже прошел первое чтение в Законодательном собрании и, возможно, будет полностью принят уже до конца года: времени, чтобы подготовить всю разрозненную индустрию, мало, а изменения грядут по-настоящему революционные.

— Нам надо создать систему по сортировке ТБО, — рассказывает депутат ЗС, член комитета по экологии Артем Черных. — Полигонам придется закупать оборудование, нанимать дополнительный квалифицированный персонал. Условно говоря, вместо одного бульдозериста понадобится смена из 30 человек. Конечно, это отразится на стоимости коммунальных платежей: услуга по сортировке будет включена в тариф на вывоз ТБО.

Сортировка мусора — это обязанность гражданина

Фактически Россия идет по пути многих европейских государств, где жителям предоставлена альтернатива: либо самостоятельно сортировать мусор, либо платить по высокому тарифу компании, которая возьмет эту работу на себя. Так, например, в Швеции семья, живущая в отдельном доме, платит половину стоимости вывоза отходов, если обязуется сортировать пластик, жесть, стекло и бумагу. В многоквартирных домах установлены контейнеры для сбора разного типа мусора. Вредные отходы (использованные батарейки, ртутные лампы, аэрозольные баллончики, растворители и т. д.) утилизируются отдельно.


Раздельный сбор мусора практикуется и  в  США, гражданин может сам сдать на мусороперерабатывающий завод отсортированные отходы или заплатить частной компании, которая сама вывезет несортированный мусор, разберет его и сдаст в переработку. Кроме того, действует система депозита, когда покупатель, приобретая товар в  таре, подлежащей переработке, платит еще и залог, который возвращается при сдаче бутылки.

В Германии есть возможность сдать в аптеку просроченные лекарства, а пункты приема батареек есть во всех супермаркетах. Вывоз разного вида мусора осуществляется по расписанию: в один день — пищевые отходы, в другой — пластик. Отдельно собирают упаковки с «зеленой точкой» — пригодные к дальнейшей переработке. Отходы складываются в ведра и пакеты разного цвета, при этом мусоросборщик может не принять пакет, потребовав пересортировки. Все отходы взвешиваются, каждый тип имеет свою цену. Дороже всего стоит так называемый «остаточный мусор», который не подходит под типологию сортировки.

В Швейцарии система сортировки мусора доведена до крайности: граждане обязаны самостоятельно сортировать отходы, каждому выдается подробная памятка, что с чем можно складывать в одну емкость. Если рядом с домом не установлен бак для того или иного типа ТБО, мусор надо привезти в пункт приема. Для отходов, которые нельзя отсортировать, продаются специальные пакеты, которые надо выносить в отдельный бак. Фактически стоимость пакета — это квазиналог на обработку ТБО. На самих же станциях сортировки мусор раскладывается с особенной тщательностью: например, молочные пластиковые бутылки и крышки от них собирают в разные контейнеры, картон, бумагу и бумажные пакеты из супермаркетов — тоже. Благодаря этому в переработку идет порядка 90 % ТБО.

России, конечно, до этого далеко, но ведь и Европа прошла долгий путь, занявший не один десяток лет. 

В Красноярске раздельный сбор ТБО — пока только эксперимент

Нельзя сказать, что Россия — совсем отсталая страна: отдельные инициативы по сортировке мусора есть практически во всех городах. Так, в Красноярске можно увидеть контейнеры для сбора некоторых видов мусора — как правило, пластика и бумаги, — установленные по инициативе отдельных частных компаний, занимающихся переработкой тех или иных видов ТБО. Предприниматели выбирают места для установки, проводят стимулирующие акции (так, два года назад популярностью пользовалась акция «Меняем пакеты на конфеты»), тем самым решая задачу поступления сырья. К раздельному сбору мусора подключаются предприятия, в первую очередь муниципальные: такая система работает в школах и детских садах. Уже больше года контейнеры для раздельного сбора стоят на железнодорожном вокзале Красноярска: в месяц отсюда вывозят до 300 куб. м бытовых отходов. Аналогичные контейнеры установлены на вокзалах столиц всех регионов России — это федеральная программа РЖД. В мае эксперимент по сортировке мусора запустился на территории кампуса медуниверситета, в сентябре контейнерами оснастят СФУ.


Чего нет и не было в Красноярске (и вряд ли появится в ближайшее время) — так это фандоматов: автоматов по сбору пластиковых бутылок и жестяных банок. Самый масштабный эксперимент проводился с 2004 года в Москве: тогда в самых проходимых местах города поставили более 2 тыс. таких аппаратов. За плас­тиковую бутылку можно было получить до 30 копеек, а за жестяную банку — в два раза больше. Оператором фандоматов была компания, учрежденная правительством Москвы и получавшая финансирование из городского бюджета. Со сменой мэра программа была признана нерентабельной и постепенно свернута. Попытки назвать такое решение новой команды управленцев политическим разбились о расчеты: один фандомат в зависимости от особенностей конструкции стоит 5–7 тыс. евро, при условии что каждый день он наполняется под завязку (до 400 алюминиевых банок, это около 10 кг сырья), срок окупаемости проекта ожидался не ранее шести лет с момента установки. В нынешних экономических реалиях он будет еще дольше.


Однако спустя несколько лет столичные власти вернулись к идее сбора и переработки тары, поэтому недавно программа стартовала вновь: первые фандоматы появились у станций метро в Восточном округе Москвы. Новое оборудование умеет не только принимать вторсырье, но еще и служит платежным терминалом, а также оснащено видеокамерой, которая следит за порядком на прилегающей территории. «Скрестив ужа и ежа», столичные власти надеются, что так фандоматы окупятся быстрее.

— Экономика раздельного сбора мусора и сортировки сложная, — говорит Артем Черных. — И, конечно, на этом этапе без софинансирования со стороны государства такой проект невозможен.

Сортировка мусора — сложная и дорогая процедура

Реализовать такие проекты на уровне отдельного дома или ТСЖ мешает все та же «сложная экономика».

— Спецмашина должна вывозить какой-то один вид отходов за один раз, — объясняет Артем Черных. — Вряд ли один дом произведет столько пластика, чтобы полностью забить мусоровоз. Да и разные типы отходов надо возить разными машинами. Для перевозчика это невыгодно: его задача — за один рейс вывезти как можно больше. Новый мусоровоз стоит семь — девять миллионов, и простаивать он не должен. Значит, мы должны сформировать объем с целого микрорайона, а это большая организационная и просветительская в первую очередь работа. И, конечно, счетная: надо посчитать, какой объем какого вида ТБО мы сможем дать. Тогда и можно уже просчитывать систему, начиная элементарно с количества контейнеров.

Сделать индивидуальные системы раздельного сбора мусора в каждом подъезде значительно сложнее и дороже. Хотя стандартный мусоропровод при желании можно оборудовать системами автоматизации, когда человек, осуществляющий сброс, нажимает на кнопку, и внизу к горловине мусоропровода перемещается нужный контейнер.

— Технически это реально, но в существующих домах мусорокамеры не совсем удобные, — признает Черных. — По идее такие решения должны закладываться на стадии проектирования.

Контейнеры для отходов окрашены разными цветами в Риме

Таким образом, получается, что установка специализированной контейнерной площадки — это наиболее рациональное решение. Как ни странно, технически проще всего внедрять культуру раздельного сбора ТБО в старых районах, где дома не оборудованы мусоропроводом. Для этого достаточно уже имеющихся контейнерных площадок, требуется только замена открытых металлических баков, имеющих срок службы не более трех лет, на современные пластиковые евробаки (в частности этим занимается сейчас на правом берегу ГУК «Жилфонд»). Второй этап — нарисовать инструкцию по сбору и заняться пропагандой.

Строительная компания «СибЛидер» пошла дальше, чуть больше года назад предложив городу идею заглубленных мусорных контейнеров.

— По существующим нормативам, открытые контейнерные площадки должны находиться в 50 метрах от жилья, — рассказывает замдиректора компании Андрей Клещев. — В жилмассиве Вавилова — Семафорная, где мы ведем реконструкцию, нет равноудаленных точек, куда их можно было бы переместить. Поэтому мы предложили в районах старой застройки опробовать финский опыт, он уже успешно применяется в Иркутске, Сочи и Санкт-Петербурге.

Контейнерная площадка в Вузовском переулке, дом 14-16

Компания закупила семь специальных контейнеров, которые на два — три метра уходят вглубь. Наверху остается горловина, к которой крепится специальный прочный мешок. Для его извлечения на мусоровоз устанавливается манипулятор. Заглубленные контейнеры значительно более вместительные, чем обычные, мусор в них не гниет и не преет, потому что даже летом под землей прохладно, а значит, нет и специфических запахов. Горловина, поднятая над землей, не дает отходам разлетаться.

— Можно вместо восьми обычных железных ящиков поставить три заглубленных контейнера, — уточняет Клещев, — это будет удобно, компактно и чисто.

Компания уже оборудовала две площадки — три контейнера стоят у южного торца дома по Вавилова, 37а, еще два — в Вузовском переулке, 14–16, оставшиеся три разместят на Семафорной, 319. Однако все площадки, несмотря на то, что мэрия города проект одобрила и поддержала, пока не работают: проблема в подходящем мусоровозе. Но возможно и более экономное решение: оборудовать имеющееся шасси нужным манипулятором.

Не стоит ждать принуждения от  государства

Несмотря на то, что государство законодательно установило приоритет переработки мусора над захоронением, ждать, пока закон вступит в силу и чиновная машина развернется, красноярцам не стоит, считает Артем Черных.

— Да, у нас маленькие кухни, не приспособленные для установки нескольких контейнеров, — говорит он. — Да, люди психологически готовы сортировать отходы дома, но не видят смысла, потому что все попадает в конечном итоге в одну машину, но это уже первый шаг. Мы предлагаем начать хотя бы с раздельного сбора сухих отходов (пластика и бумаги) и мокрых (пищевых). Этим уже каждый из нас может облегчить сортировку ТБО на полигоне. Чем больше таких вот «отдельных» мешков, тем проще извлечь нужное. Проще и оператору просчитать экономику процесса, в конечном итоге и тариф.

Сейчас речь идет о создании единых управляющих компаний (операторов) на территории региона, которые были бы заказчиком работ по сбору и переработке ТБО и координировали действия всех его участников: компаний, управляющих жилыми домами, перевозчиков, полигонов и переработчиков. Оператор будет формировать и программу развития отрасли. В общих чертах структура, чем-то похожая на организацию работы по капремонту: есть фонд, который формирует график работ, определяет их стоимость и выбирает подрядчика. Финансироваться фонд, очевидно, будет частично из тарифа на вывоз ТБО, другим источником денег могут стать отчисления компаний — производителей товаров в перерабатываемой таре. Например, условный завод по производству газировки в пластиковых бутылках должен будет взять на себя ответственность за их утилизацию: либо самостоятельно организовать сбор, либо перечислить определенную сумму оператору. Подобная система экологической ответственности производителя существует во многих странах.

— В итоге это ляжет на плечи конечного потребителя — каждого из нас, — признает Артем Черных.

Так что единственный способ вместе с  нагрузкой на природу снизить и  нагрузку на  свой кошелек — самим начинать заниматься сортировкой и сдачей вторсырья, не дожидаясь активных действий со стороны государства. 

Источник: Журнал "Сибирский дом" 6(137) июнь 2015

Автор: Наталья Кобец