Архитектор Эрик Ван Эгерат | Все мы в чем-то голландском…

1127
27 января 2011 г.
Архитектура и строительство

Голландская культура хлынула в Россию по воле Петра I, через «окно в Европу», прорубленное им на балтийском берегу. Петербург, построенный по типу Амстердама, стал крупнейшим достоянием и оплотом российской культуры. Три века минуло, а голландцы по-прежнему задействованы в облагораживании российских урбанистических просторов. Имя главного героя последнего времени — Эрик ван Эгерат — даже звучит как-то по-русски…

Он может быть назван в прямом смысле панъевропейским архитектором. Эрик ван Эгерат объял своим творчеством всю Европу — от Британских островов до Уральских гор, причем в своей практике зодчий выступает и как объемщик, и как планировщик. На счету его мастерской не только около сотни проектов для десяти стран континента, но и мастер-планы целых районов и городов. Среди них реконструкция университета Лейпцига и строительство Университета Сбербанка, генплан района Миланофьори в Милане и ряд новых районов Ханты-Мансийска, объекты в городах родных Нидерландов и столицах стран центральной Европы. Панъевропейские грандиозные планы разрабатываются в нескольких филиалах архитектурного бюро Эгерата — в Роттердаме и Амстердаме, Лондоне и Лионе, Праге и Будапеште, Петербурге и Москве. Не забыта и родина, причем среди множества проектов не только новые, но и реконструкция-расширение собственного университетского комплекса в Роттердаме и возведение башен имени самого себя.

Эрик Ван ЭгератЭрик ван Эгерат (Erick van Egeraat) — по нынешним меркам молодой, но уже признанный архитектор с мировым именем. Родился в Амстердаме в 1956 году, закончил технический университет Делфтского Департамента архитектуры в 1984 году. Уже в 1983 стал одним из основателей студии «Мекано» (Mecanoo architecten), в которой работал вплоть до 1995 года, когда Эгерат основывает собственную студию Erick van Egeraat associated architects (EEA), офисы которой расположены в Роттердаме и Будапеште. В 1998-м офис студии Эгерата открыт в Лондоне, в 1999 году — в Праге, в 2004-м — в Москве. В 2009 году название бюро Эрика ван Эгерата было изменено на Designed by Erick van Egeraat. Проекты архитектора отмечены рядом наивысших профессиональных наград, включая премию RIBA 2009 года за комплекс Института современного искусства в английском Мидлсборо. Большая часть грандиозных проектов последнего времени предназначена для городов России: обеих столиц, Казани, Сургута, Ханты-Мансийска и Сочи.

Современное искусство на современном Альбионе

Одна из главных профессиональных наград присуждена архитектору за проект Института современного искусства в английском Миддлсборо. Современный пример возведения музея современного искусства как градообразующего культурно-экономического предприятия, имевшего место в баскском Бильбао, оказался заразительным и в провинциальном Миддлсборо, где мэрия замыслила свой музейный комплекс. Место отвели на северо-восточной окраине постиндустриального города, а архитектора зазвали голландского. Эрик ван Эгерат справился с поставленной задачей настолько успешно, что новое здание не только преобразило скучноватый ландшафт, но, по сути, стало самым крупным экспонатом собрания. За музейное здание ван Эгерат был удостоен одной из главных мировых архитектурных наград — премии Стирлинга (RIBA).

Масштабное здание сложено из стекла и известняковых блоков, с доминирующим над окружением фойе 16-метровой высоты, ведущим в общественно сфокусированный внутренний двор, обрамленный по периметру выставочными галереями. На конец 2007 года новый музей посетило около двухсот тысяч туристов, отмечающих гостеприимный вид здания и богатство его собраний. Музей Миддлсборо располагает крупнейшим в Британском королевстве собранием работ Пабло Пикассо, в его экспозиции также находятся работы Фрэнсиса Бэкона, Джеймса Поллока и Энди Уорхола. Городские власти рассчитывают, что музей станет местом притяжения туристических потоков в эту редко посещаемую часть туманного острова.

Проект офисного здания для Санкт-Петербурга Национальная библиотека Каазни

Второе пришествие на берега Невы

Новые голландцы осваивают нынешний Петербург — вслед за Ремом Кулхасом, покусившимся на реконструкцию хранилищ Эрмитажа, невские берега облюбовал его соотечественник и сверстник Эрик ван Эгерат. Забавно, но освоение нашей северной столицы новый голландец начал с перестройки Новой Голландии — исторического района Санкт-Петербурга, получившего начало и название еще при Петре I.
Этот с треугольными очертаниями остров застроен в первой половине XVIII века разными архитекторами и насчитывает 26 зданий — памятников архитектуры. И исторические постройки, и вся инфраструктура требуют реставрации и реконструкции. В советское время Новая Голландия была закрытой зоной, и обосновавшиеся здесь военные всячески препятствовали возвращению острова в культурно-общественное пространство города. План реконструкции был разработан ленинградским архитектором Вениамином Фабрицким и одобрен тогдашним главой Романовым, но средства были отвлечены на строительство дамбы. Мэру уже Санкт-Петербурга Анатолию Собчаку начать реализацию проекта сначала помешали военные, а потом случился августовский дефолт 1996-го. План реконструкции решили оживить в 2005-м, причем к его доработке и модернизации привлекли звезду первой величины — британца Нормана Фостера. В числе других приглашенных к участию в конкурсе отдельных объектов позвали и бюро Эгерата (ЕЕА), поддержанное шведским инвестором, компанией Ruric. Бюро Эгерата в консорциуме с «Рюриком» участвовало в конкурсе проектов на реконструкцию Новой Голландии, но приглашенные варяги тогда не вышли победителями в конкурсе. Шведы с голландцами попытались взять реванш спустя год почти на том же месте. Рядом с Новой Голландией шведы намеревались построить многофункциональный комплекс стоимостью в четверть миллиарда долларов. Надо заметить, что стоимость переустройства Новой Голландии, первоначальная смета которой начиналась с четырехсот миллионов долларов, неуклонно нарастает — сегодня она увеличилась втрое, включив затраты на рекультивацию островных грунтов от залива военными соляркой и возникшие за эти годы инновационные подходы к развитию городской среды. Впрочем, северная столица практически вернула былой статус, и инвестиции сюда потекли рекой посильнее невского течения.

Не то «Москва-Сити», не то «Москоу-Град»

Москва вошла в тройку самых дорогих городов мира, и хотя идеи сделать ее мировым финансовым центром пока лишь озвучены, большие капиталы здесь уже крутятся. Где деньги, там и амбициозные зодчие — Эгерат тут как тут. Кроме проекта Университета Сбербанка и комплекса на Якиманке его бюро ЕЕА предложило проект с пафосным названием «Город Столиц» для не менее пафосного делового центра «Москва-Сити», одним из основных девелоперов и строителей которого выступила «Капитал-Груп». Проект ЕЕА Capital City представлял собой ансамбль, состоящий из двух небоскребов — «Москва» и «Петербург», — совмещающий в себе развлекательный комплекс, помещения офисов и элитные квартиры, под которые отведено больше половины верхних этажей. Кусок московской территории оказался настолько лакомым для застройщиков и проектировщиков, что без скандала не обошлось. «Капитал Груп» использовала проект и имя Эгерата в рекламных целях, а потом, так и не оплатив его, передала без согласования на переработку другому архитектору. ЕЕА этого так не оставило, и решением Стокгольмского арбитражного суда «Капитал Груп» обязана выплатить компенсацию в 12,5 миллиона долларов. Решение окончательное и обжалованию не подлежит. Еще одно дело по спору между Эгератом и «Капитал Груп» касается архитектурного проекта строящегося в Подмосковье коттеджного поселка Barvikha Hills. В данном деле архитектор предъявляет к заказчику сходные требования об оплате его работ и прекращении нарушения авторских прав на проект. Голландский ван — не русский Иван, да и Нидерланды — колыбель капитализма, так что их так просто не проведешь.

Проект River Park в Братиславе

Мани-хантер в Ханты-Мансийске

Итак, Россия во многом привлекает заграничных архитекторов своим размахом — как географическими просторами, так и щедростью заказов. И уж где как не в нефтегазоносном приполярье есть деньги и амбиции к возведению масштабных и смелых архитектурных проектов. Не только отдельных объектов, но и самой градостроительной канвы для их размещения — генплана территорий. Презентация нового мастер-плана Ханты-Мансийска, разработанного архитектурной мастерской Эгерата, состоялось на международной выставке недвижимости MIPIM-2008 в Каннах. Разработка генплана является первым шагом городских властей на пути позиционирования города в качестве регионального центра, привлекающего международные инвестиции, и центра по развитию туризма в Сибири.

Архитектурным бюро было предложено развивать Ханты-Мансийск посредством укрепления центра города путем увеличения плотности застройки, введения сети пешеходных связей через центр города, усиливая взаимодействие периферии и центра и увеличивая циркуляцию потоков в центре города. Предполагается вывести из центра промышленные зоны, обеспечить доступ к береговой линии, разнообразить типы жилых домов. В общем, это нынешний общемировой тренд — сделать городское пространство логистически выверенным и более комфортным для его обитателей, тем более в северных широтах.

Работа над созданием инфраструктуры Ханты-Мансийска началась с нескольких архитектурных проектов — формирования микрорайона «Западный», пятизвездочной гостиницы высотой 83 метра, торгово-развлекательного центра, шахматного и бильярдного клубов. В микрорайоне предполагается создание нового городского центра с гипермаркетом, океанариумом, гостиницей, разнообразными типами жилья и торгово-развлекательным центром. Общая площадь застройки около 570 тысяч квадратных метров, а о баснословной цене вопроса можно только догадываться.

Игра в шахматы в Заполярье

Шахматы как двигатель прогресса были предложены гроссмейстером Бендером в замечательном авантюрном романе лет девяносто тому назад, но идея жива и реинкарнирует в градостроительстве снова и снова. После строительства Кирсаном Илюмжиновым калмыцкого Сити-Чесс идея по эстафете перешла в приуральское Заполярье. Открытие пары объектов спортивно-интеллектуальных игр состоялось в Ханты-Мансийске совсем недавно, осенью 2010-го.

Ультрасовременный и авантажный шахматный клуб представляет собой трехуровневое здание с игровыми комнатами, конференц-залом и компьютерным центром. Шахматный центр мирового уровня располагает общей площадью около трех тысяч квадратных метров и способен принять участников мирового шахматного чемпионата. Кроме высокоширотных высокоинтеллектуальных шахмат в Ханты-Мансийске обретет процветание и бильярд. Бильярдный клуб представляет собой полукруглое здание, напоминающее разрезанный пополам бильярдный шар. Наглядно и компактно — хорошо еще, что высотного «кия» рядом не затеяли.

Здание шахматного центра в Ханты-Мансийске Проект River Park в Братиславе

Именем Российской Федерации

Именем Российской Федерации назван проект насыпного острова вблизи побережья славного и перспективного города Сочи. Согласно планам инвестора искусственный остров Федерация должен появиться в акватории Черного моря напротив горы Малый Ахун Хостинского района. Свое название остров получил благодаря тому, что очертания его береговой линии будут соответствовать контурам границ России. Соединение с материком планировалось обеспечить с помощью двух автомобильных тоннелей, пешеходного моста и при помощи судоходного сообщения.

Согласно проекту, на искусственной территории площадью 250 гектаров, защищенной волноломами, разместятся отели, апартаменты, виллы, торговые, деловые и развлекательные комплексы, объекты социальной инфраструктуры. Сообщалось, что строительство острова полностью оплатит компания Allied Business Consultants (ОАЭ). В октябре девелопер проекта, питерская группа компаний «М-Индустрия», заявил, что арабская компания будет финансировать проект «Федерация», несмотря на финансовый кризис. Сам автор проекта Эрик ван Эгерат считает, что из-за экономического кризиса реализация проекта отодвинется на два-три года, ведь стоимость только самой насыпной площадки оценивается в два миллиарда долларов, а приблизительная цена всего объекта превышает пять миллиардов. Пошли слухи, что архитектор вышел из проекта, поскольку его авторство ограничивается лишь разработкой концепции. Однако сам зодчий утверждает, что весь целиком проект «федеративного» острова разработан его бюро. А еще злые языки говорят о предстоящем банкротстве ЕЕА, во что верится с трудом, глядя на невероятно масштабные проекты летучего голландца.

Футбол 2018 года

Футбол уже давно не только игра, но мотив и гарнир для огромных денег и даже политического истеблишмента. Право провести последующие игры на Кубок FIFA завоевала Москва, а потому к этому вопросу подключились очень серьезные силы, а именно столичные и федеральные власти совместно с «Внешторгбанком». В качестве объекта реконструкции выбран стадион «Динамо» в столичном Петровском парке. В конкурсе проектов принимали участие четыре очень именитых проектных фирмы, но выиграл его Эрик ван Эгерат со своим бюро.

Проект победил благодаря многим явным преимуществам. Во-первых, он подразумевает сохранение исторически сложившейся среды, включая прежний каркас и фасады прежнего стадиона и рекреационное парковое окружение. При этом полезная площадь сооружения на том же самом пятне увеличится чуть ли не втрое. Кроме того, это будет мультиплекс с аренами-трансформерами, способными менять конфигурацию в течение суток. Главную арену на 45 тысяч зрителей дополнит зал на 10 тысяч мест, а также торговый и культурно-выставочный комплексы, конференц-зал, рестораны и прочие инфраструктурные приятности. Сам автор называет свой объект «многофункциональным городским регенератором» (multifunctional urban regenerator), а специалисты сравнивают его с огромным пузырем, выросшим на старой стене, — в визуально-позитивном, а не иносказательном контексте. Серьезность характеризует не только предполагаемая смета строительных работ, но и подключившиеся к их организации и финансированию силы. Остается дождаться далекого 2018 года в надежде, что новые стены грандиозного стадиона динамично поспособствуют победе наших футболистов.

Геннадий Рыбаченко

Источник: Журнал «Сибирский дом» №1, январь 2011